reload
Стрелковое оружие России и других стран мира
sitemap

Противотанковое ружье SSG 32 и SSG 36

 

При упоминании Швейцарии обычно приходят ассоциации с часами, перочинными ножами и банками, но никак не с оружием. Тем не менее, оружие в этой стране разрабатывалось и производилось, причем самое разнообразное. Не обделили своим вниманием швейцарские конструкторы и такой класс как противотанковые ружья. Хоть об этом и не принято говорить, но Швейцария долгое время производила и поставляла оружие разным странам, нередко и противоборствующим друг другу. На территории Швейцарии производилось как оружие по лицензии от других компаний, так и модели собственной разработки. Попробуем познакомиться более подробно с противотанковыми ружьями компании Werkzeugmaschinenfabrik Oerlikon, а именно моделями SSG 32 и SSG 36, которые во сути являются одним и тем же оружием под разные боеприпасы.

История создания противотанковых ружей SSG 32 и SSG 36

В начале 30-х годов прошлого века Швейцария озаботилась разработкой противотанкового ружья, которое можно было бы не только принять на вооружение, но и поставлять на экспорт. Одной из по-своему интересных моделей оружия стали ПТР SSG 32 и SSG 36. Компания Werkzeugmaschinenfabrik Oerlikon, более известная своими зенитными установками, взялась за разработку простого и дешевого оружия, которое бы справлялось с бронетехникой того времени. Так в 1932 году появилось ПТР SSG 32.

Основой для нового противотанкового ружья стал боеприпас 20х72RB. В разных источниках указывается различная масса и скорость пули, впрочем, различия не настолько значительные, списать их можно на то, что номенклатура боеприпасов не ограничивалась только бронебойным вариантом, который быстрее всего был еще и не один. Для того чтобы иметь представление о данном патроне можно взять один из вариантов боеприпаса с пулей массой 107 грамм, которая развивала скорость до 550 метров в секунду. Несмотря на свои скромные характеристики, в сравнении с другими подобными патронами для ПТР, бронепробития вполне хватало для большинства техники с противопульной броней. Так, при встрече с бронелистом под углом 90 градусов, пуля пробивала 20, 17 и 15 миллиметров брони на дистанциях 100, 300 и 500 метров соответственно. Этого было достаточно не только для борьбы с бронеавтомобилями, но и для многих моделей танков того времени. Тем не менее, нужно понимать, что угол встречи в 90 градусов это очень большая редкость, да и бронетехника на тот момент как раз взяла курс на наращивание толщины брони. Так что в скором времени оружие могло потерять свою актуальность, а для компании, основной доход которой составлял именно экспорт оружия, это было явно неприемлемо.

 

В связи с этим было решено модернизировать уже имеющееся ПТР. Результатом модернизации стало противотанковое ружье SSG 36, которое получило более широкое распространение. Так, помимо армии Швейцарии, этим оружием пользовались в Чехословакии и Финляндии. Сама же модернизация заключалась в смене боеприпаса, а соответственно и адаптации самого противотанкового ружья под новый патрон. Новый боеприпас с метрическим обозначением 20х110 показал более хорошие результаты по бронепробитию, чему в значительной степени поспособствовала возросшая до 750 метров в секунду начальная скорость метаемого снаряда. Новый боеприпас показывал следующие результаты при встрече с бронелистом под углом 90 градусов: для 100, 300 и 500 метров было гарантировано пробитие в 27, 23 и 19 миллиметров соответственно. Однако применение более мощного патрона имело и негативные последствия. В частности, возросла отдача при стрельбе, а, следовательно, снизилась практическая скорострельность и точность оружия. Кроме того, сама конструкция противотанкового ружья оказалась не самой удачной для более мощных патронов и фактически работала на пределе своих возможностей. Это стало одной из причин почему конструкция не получило дальнейшего развития.

 

Конструкция противотанковых ружей SSG 32 и SSG 36

Одной из главных особенностей противотанковых ружей компании Werkzeugmaschinenfabrik Oerlikon стало применение системы автоматики совершенно не свойственной для этого класса. Обе модели ПТР базировались на автоматике со свободным затвором, что с учетом достаточно мощных боеприпасов было, как минимум, оригинально. Разумеется, для обеспечения нормальной работы оружия требовалось предусматривать сразу несколько нюансов. Во-первых, чтобы справиться с патроном пришлось в значительной степени увеличить массу затворной группы. Во-вторых, огонь велся с открытого затвора.

Для того чтобы произвести выстрел, стрелку требовалось оттянуть затвор в крайнее заднее положение, после этого вставить магазин с боеприпасами. После прицеливания и нажатия на спуск, затвор, под действием возвратной пружины, начинал двигаться вперед, подхватывая патрон из магазина. До того, как затвор доходил до своей крайней передней точки, происходил срыв ударника, что приводило к выстрелу. Таким образом часть энергии от расширения пороховых газов уходила через донце гильзы на то, чтобы остановить затворную группу при движении вперед. Но происходила не только остановка затвора, но и смена направления его движения. Пороховые газы толкая через донце гильзы затвор назад, заставляли откатиться его до крайней задней точки и стать на взвод, после чего можно было произвести следующий выстрел.

У данного решения в противотанковых ружьях SSG 32 и SSG 36 были свои плюсы и минусы. К плюсам можно отнести то, что такая система автоматики показывала небывалую надежность оставаясь при этом достаточно простой в обслуживании и освоении. Обычно указывают такую положительную черту как дешевизна производства, но тут не все так однозначно. С одной стороны, требовалось изготовить абсолютный минимум сложных деталей, с другой же стороны, расход металла в виде массивного тела затвора был расточительством.

Явными отрицательными сторонами применения такой системы автоматики стало, в первую очередь, невысокая точность противотанкового ружья. Движение тяжелого затвора еще до того, как пуля покинула ствол оружия в любом случае сказывалось на положении оружия между прицеливанием и непосредственным выстрелом. Не стоит также опускать такой момент, что подобная система автоматики не могла работать одинаково хорошо со всей номенклатурой боеприпасов, так как энергия пороховых газов, передаваемая затворной группе, должна была находиться в достаточно узких приделах для обеспечения нормальной работы оружия. Изменение же в массе пули и пороховой навеске, так или иначе сказались бы на работе автоматики. Помимо этого, можно упомянуть и немалую массу ПТР, но о конкретных плюсах и минусах самих противотанковых ружей чуть ниже.

 

Характеристики противотанковых ружей SSG 32 и SSG 36

Масса противотанкового ружья SSG 32 составляла 33 килограмма, при этом значительная часть этой массы приходилась на затворную группу оружия. Длина ПТР равнялась 1450 миллиметрам, 750 миллиметров из которых – ствол противотанкового ружья. Питание осуществлялось из отъемных магазинов вместимостью 5 или 10 патронов.

После модернизации, или скорее адаптации противотанкового ружья под новый боеприпас, его масса выросла до 36 килограммов. Увеличилась и длина до 1727 миллиметров, при длине ствола 840 миллиметров. Питание осталось все также магазинное с вместимостью магазинов 5 или 10 патронов.

 

Общая оценка ПТР SSG 32 и SSG 36

Если оценивать противотанковые ружья SSG 32 и SSG 36 с точки зрения их эффективности на момент создания, то в целом это было действительно неплохие образцы ПТР, вполне успешно справлявшиеся с возложенными на них задачами. Тем не менее, начало Второй мировой войны резко ускорило развитие брони как танков, так и бронемашин и, хотя с большинством из образцов бронетехники ПТР все еще вполне успешно справлялись, они теряли свою актуальность. Примером может служить немецкое ПТР Mauser T-Gewehr M1918. Модернизировать и улучшать существующую конструкцию уже не представлялось возможным, так как пришлось бы отказаться от свободного затвора, а значит, по сути, разработать новое оружие. Кроме того, противотанковые ружья не приносили компании большой прибыли, потому внимание было сосредоточено на зенитных орудиях и авиационных пушках.

Если говорить об эффективности применения противотанковых ружей SSG 32 и SSG 36 с точки зрения расчета ПТР, то все становится еще более неоднозначно. В первую очередь нужно обращать внимание на достаточно крупный вес, который приходилось носить. Нельзя обойти вниманием и невысокую точность, так как именно от точности попадания, в большинстве случаев, зависела эффективность. Если говорить конкретно об SSG 36, то у этого противотанкового ружья появилась та самая характерная черта, присущая всему классу ПТР – не самая приятная отдача при стрельбе. Хотя последнее компенсировалось амортизатором на прикладе, да и система автоматики растягивала момент отдачи, на отдачу при стрельбе жаловались очень часто. С другой же стороны оружие зарекомендовало себя как просто и надежное, всегда готовое стрелять в любых, даже самых неблагоприятных условиях.

Если смотреть на шведские противотанковые ружья с точки зрения конструктора, то, первая мысль которая возникает – разрабатывалось это оружие явно для военного времени. Слишком простое устройство, влекущее за собой ряд критических недостатков, может объяснятся только явной потребностью в быстром и масштабном снабжении армии. Хотя именно высокая скорость производства и относительно небольшая стоимость ПТР позволила шведской компании продать не одну сотню своих противотанковых ружей самым разным странам.

 

Противотанковые ружья