reload
Стрелковое оружие России и других стран мира
sitemap

Противотанковое ружье Lahti L-39 - финская крупнокалиберная винтовка 39 года.

Как известно, крупнокалиберные снайперские винтовки, как класс оружия, появились относительно недавно. В спектр их задач входят самых разнообразных цели – от поражения живой силы противника на дальних и сверхдальних дистанциях до повреждения легкобронированной техники. Из английского языка к нам пришло название антиматериальная винтовка, но это не оружие, созданное из антиматерии, а средство для повреждения, автотранспорта, радиолокационных систем и так далее, то есть это прямой потомок ПТР. Не редко доводиться слышать и о контрснайперской борьбе, когда в задачи одного снайпера входит обнаружение и уничтожение второго. Крупнокалиберные винтовки высокой точности позволяют при этом оставаться вне досягаемости от огня противника, а значит повысить свои шансы не быть обнаруженным первым.

Но все это получило распространение относительно недавно. А что если сказать, что все эти задачи были доступны для оружия, созданного еще в конце 30-х годов прошлого века? Речь идет о противотанковом ружье разработанном финским конструктором Йоханнесом Лахти.

 

Lahti L-39 – ПТР или КСВ?

Если быть до конца честным, то конечно же ПТР Lahti L-39 не дотягивает по современным меркам до полноценной крупнокалиберной винтовки высокой точности (например Barett M99). Все-таки как ни крути, а прогресс не стоит на месте, пускай это не всегда заметно, но работа по улучшению характеристик ручного огнестрельного оружия ведется постоянно. Даже несмотря на то, что разумные решения в области боеприпасов, в том виде, в котором мы их привыкли видеть, уже исчерпаны, все равно разрабатывается что-то новое, не обходят стороной эти разработки и само оружие, хотя уже понятно, что «скачка» вперед не будет до тех пор, пока используются патроны в их нынешнем исполнении. Так или иначе прогресс есть, а если сравнивать современное оружие и то, что производилось в конце 30-х годов, то прогресс становиться более чем очевидным.

Однако, если посмотреть на те задачи, которые ставились перед оружием после того как оно стало абсолютно бесполезным для ведения хоть какой-то борьбы с танками противника, то становиться понятно кто является родоначальником современных крупнокалиберных снайперских винтовок. Применение Lahti L-39 для ведения контрснайперского огня, для поражения пулеметных расчетов и ПТР за легкими укрытиями и даже ведение огня по живой силе противника с поражением одиночных целей, как из полноценного снайперского оружия, все это присутствовало еще в конце 30-х годов. Причем такое применение было не вынужденной мерой из-за нехватки оружия или боеприпасов, а вполне оправданным решением подкрепленным высокой точностью и надежностью оружия даже в самых неблагоприятных условиях эксплуатации.

Отдельно нужно осветить вопрос о боеприпасах, так как даже самое высокоточное оружие не сможет показать свои характеристики в полной мере, если в нем используются боеприпасы валового производства. На самом деле спор о патронах для этого оружия возникает периодически на многих околооружейных ресурсах. В основном все упирается в то, что Лахти разрабатывал свое оружие под собственный патрон, причем приписываются этому боеприпасу иногда такие характеристики, которым бы позавидовали даже современные боеприпасы. Но есть ли смысл спорить о том, что не было реализовано? В серийное производство ПТР Lahti L-39 попало уже с совсем другим патроном, а именно 20х138.

Объясняется это достаточно просто. На тот момент на вооружении Финляндии имелись зенитные оружия FlaK 30 и FlaK 39, где и использовался этот боеприпас. Для того чтобы не увеличивать количество патронов, которые будут стоять на вооружении, а соответственно снизить затраты не только на производство, но и разгрузить логистическую сторону вопроса, были проведены испытания, которые показали эффективность немецкого патрона. Решение было более чем правильным еще и потому, что номенклатура патронов 20х138 включала в себя целый ряд боеприпасов, которые полностью перекрывали все потребности при ведении огня по различным целям, а не только по танкам противника. Общее качество патронов и объемы их производства позволяли выбрать лучшее из лучшего, что, в совокупности с высокими характеристиками самого Lahti L-39, позволяло вести весьма точный огонь даже дальних дистанция, а об эффективности попадания 20 миллиметров закаленной стали по незащищенным целям можно даже не говорить.

Нельзя также не упомянуть габариты и массу оружия, которые несопоставимы по современным меркам с понятием винтовка, просто исходя из здравого смысла. И хотя даже сейчас нет-нет, да появляется что-то, поражающее по своим габаритам и массе, но до финского тяжелого противотанкового ружья даже таким исключениям очень далеко.

Исходя из этого можно сделать постой вывод. Можно ли назвать оружие снайперским? Нет. Вернее, назвать то можно как угодно, но оно таковым не является. Если и отмечать высокую точность ведения огня, то скорее нужно говорить точное противотанковое ружье.

Патрон 20х138

С вопросом чем же является противотанковое ружье Lahti L-39 на самом деле вроде бы разобрались. Теперь можно познакомиться более подробно с характеристиками оружия, ну а так как основные характеристики всегда задает боеприпас, то с него и следует начать.

Несмотря на то, что 20х138 считают немецким патроном, это не совсем полностью отражает действительность. Появился данный боеприпас в начале 20-х годов прошлого века в стенах швейцарской компании Solothurn Waffenfabrik AG. Этот патрон был разработан для зенитной пушки ST-5. И вроде бы можно сделать вывод, что и боеприпас, и оружие швейцарские, но это не так. Дело в том, что по Версальскому договору, Германия не могла заниматься разработкой и производством перспективных моделей оружия, к коим и относились зенитные пушки. И если за разработкой никто не следил, так как невозможно заглянуть в каждое окно с целью найти там конструктора, работающего над чертежами, то вот производство самого оружия было бы слишком явным нарушением. По это причине многие образцы, разработанные немецкими конструкторами, производились за пределами страны, чаще всего в той же Швейцарии. Но и швейцарские конструкторы не сидели без дела, постоянно улучшая и дополняя немецкие разработки.

Если говорить конкретно о боеприпасе, то именно благодаря швейцарским оружейникам в номенклатуре 20х138 появился вариант боеприпаса с бронебойно-зажигательной пулей. То есть, если делать упор именно на территорию, где разрабатывался и появился боеприпас, то правильнее называть 20х138 немецко-швейцарским патроном.

Для тех, кто любит придираться к мелочам и может заметить, что боеприпас калибром 20 миллиметров уже не относиться к патронам, нужно привести следующий факт. Реальный калибр по ведущему пояску на пуле 19,89 миллиметров, что несколько меньше 20 миллиметров. Но нельзя не согласиться с тем что осколочно-фугасный вариант боеприпаса просто не поворачивается язык назвать патроном, а его метаемый снаряд пулей.

Через какое-то время после появления ST-5 были разработаны автоматические зенитные пушки FlaK 30 и FlaK 39, а с появлением немецко-швейцарских противотанковых ружей, все от той же компании Solothurn Waffenfabrik AG, появились бронебойные боеприпасы, специально предназначенные для ведения огня по бронированной технике.

Для того чтобы перечислить всю номенклатуру боеприпасов с их характеристиками потребуется, как минимум, еще одна статья, которая будет содержать фактически только справочную информацию. По это причине, в контексте именно боеприпаса для противотанкового ружья, остановимся на одном из вариантов патрона с бронебойной пулей.

Патрон снаряжался пулей с сердечником из карбида вольфрама, общая масса метаемого снаряда составляла 148 граммов, при этом скорость пули у дульного среза была равна 785 метрам в секунду. Этого было достаточно для уверенного пробития 30 миллиметров брони на дистанции в 100 метров и 25 миллиметров на дистанции в 300 метров. Как показали военные действия между СССР и Финляндией, этих характеристик было вполне достаточно для уверенного пробития брони легких советских танков.

Эффективность применения противотанкового ружья Lahti L-39

Опыт применения Lahti L-39 против легкой советской бронетехники показал более чем высокую эффективность. Основную роль в этом сыграло даже не бронепробитие, хотя его как раз хватало с головой. Главным преимуществом ПТР как раз оказалась его высокая точность и, как ни странно, маневренность, даже несмотря на массу почти в 50 килограммов. В расчеты противотанковых ружей со стороны Финляндии был особенный отбор, попадали туда далеко не все, а только те, кто умел достаточно точно стрелять и имел телосложение, позволяющее справиться с отдачей при выстреле. Отдельное внимание уделялось подготовке расчетов, причем отрабатывалась не только слаженность действий при транспортировке и умение в составе роты, но и в доскональном изучении бронетехники противника, заучивании расположения важных узлов танков и членов экипажа.

Буквально с первых дней боевого крещения Lahti L-39 оружие начало применяться не только как средство борьбы с бронетехникой противника, но и для диверсионных операций. С помощью этого ПТР малым диверсионным группам неоднократно удавалось задерживать поставки продовольствия и боеприпасов путем уничтожения двигателей автотранспорта. При этом сами нападающие оставались в большинстве случаев вне досягаемости для ответной реакции, что объяснялось и неожиданностью атаки, и дистанцией с которой она проводилась. Тем не менее, большая масса оружия затрудняла длительные переходы, все-таки оружие было спроектировано для быстрой смены позиции, а не для долговременных перемещений. Хотя если посмотреть с другой стороны, то даже легкие ПТР в зимнее время проигрывали Lahti L-39 в этом плане, так как их нужно было нести, Lahti L-39 же нужно было буксировать.

Окончательно как противотанковое ружью Lahti L-39 потеряло свою актуальность в 1941 году. Когда бронетехника начала активно наращивать толщину брони. Защищенность основных важных узлов танков, членов экипажа, увеличенная проходимость и скорость, все это сделало данное противотанковое ружье фактически бессильным против бронетехники.

Однако оружие не было списано. Во-первых, помимо более защищенных танков противника использовалась и старая бронетехника. Во-вторых, оружие зарекомендовало себя не только как противотанковое, но и как отличная точная, пускай и непомерно тяжелая самозарядная винтовка. Не просто были зафиксированы, а фактически были обыденностью применения Lahti L-39 для поражения снайперов на дальних дистанциях, которые оставались недоступными для винтовки Мосина и других моделей оружия под патрон 7,62х54R. Преимущество по дальности ведения прицельного огня позволяло справляться и со слабо укрепленными позициями противника, при этом немалую пользу приносили и осколочно-фугасный варианты исполнения боеприпаса, когда можно было стрелять не по самому противнику, а по твердым предметам, расположенным с ним рядом. Само собой, эффективность поражения небольших по количеству и размеру осколков была очень невысока, но это компенсировалось близким попаданием. Другими словами, из противотанкового ружья Lahti L-39 превратилось в крупнокалиберную винтовку, если смотреть по задачам, которые она выполняла, а не по конструкции, само собой.

Конструкция противотанкового ружья Lahti L-39

Высокие боевые характеристики Lahti L-39 объяснялись, в первую очередь, точностью и маневренностью оружия, и, что особенно примечательно, никаких новшеств в конструкции ПТР, которые бы объяснили такие результаты нет. Как ни странно, но все упирается в банальное качество и продуманность конструкции уже на базе известных технических решений.

Основой для ПТР стала система автоматики с отводом части пороховых газов из канала ствола с коротким ходом поршня. Запирание канала ствола осуществляется клином. Интересной особенностью стало наличие в газовом регуляторе сразу 4 положений. Обычно в справочниках указывают, что такое решение было необходимо для обеспечения безотказной работы оружия в самых различных условиях и при разной степени загрязнения. Однако необходима такая деталь и потому, что оружие может использовать всю номенклатуру патронов 20х138, а многие из них отличаются достаточно сильно по давлению пороховых газов в канале ствола. То есть для обеспечения безотказной работы системы автоматики требуется иметь возможность регулировать количество пороховых газов, отводимых из канала ствола.

Еще один весьма спорный момент касается компенсации отдачи при стрельбе. Обычно указывают, что дульный тормоз-компенсатор отдачи является единственным и главным устройством, которое позволяет использовать достаточно мощные боеприпасы. Но это не совсем так. Безусловно, дульный тормоз выполняет свою функцию, но если посмотреть на эту деталь оружия более внимательно, то можно заметить, что угол отверстий в камерах совсем невелик. Объясняется это тем, что при большем угле наклона отверстий эффективность компенсации отдачи хоть и выросла бы, но при этом изменилось бы направление акустической волны при выстреле. При условии, что нагрузка на слуховые органы боевого расчета ПТР и так была не самой малой, увеличивать ее посчитали опасным, что достаточно редкий случай заботы о военнослужащих, особенно на пороге войны.

Так как магазин оружия расположен сверху, то прицельные приспособления пришлось сместить влево. Это сделало невозможным использование Lahti L-39 левшой, но в целом такое решение оказалось даже более комфортным, чем при классическом расположении прицельных приспособлений, учитывая габариты оружия, а главное толщину ствольной коробки. Целик размечен до 1400 метров. Но тут есть свои нюансы. Так как разметка эта рассчитана под бронебойный боеприпас, для других типов патронов она работать не будет. Да и вести уверенный огонь с открытых прицельных приспособлений даже на дистанции в 500 метров может далеко не каждый. В последующем на оружии появился оптический прицел, что расширило возможности стрельбы. К сожалению, абсолютный рекорд по самому дальнему выстрелу и попаданию не был зафиксирован, однако неоднократно встречаются упоминания об использовании оружия на дистанциях 600-800 метров, что для того времени было совсем неплохим показателем, тем более регулярно повторяющемся.

Верхнее расположение магазина и достаточно крупный боеприпас заставили конструктора Йоханнеса Лахти применить еще одно решение, но уже с негативными последствиями, которые, впрочем, удалось очень легко ликвидировать. Стреляные гильзы выбрасываются снизу оружия. Однако скорость экстракции стреляных гильз оказалась настолько высокой, что были случаи их рикошета от грунта и травмирования руки стрелка, удерживающего оружие за пистолетную рукоять. Чтобы минимизировать этот негативный эффект руку стрелка было решено прикрыть своеобразной «гардой», при этом предохранительная скоба осталась на своем месте в виде отдельного элемента

Взведение затворной группы осуществлялось при помощи рукояти с правой стороны оружия и рейки. Взаимодействие этих элементов уменьшало усилие, необходимое для сжатия возвратной пружины, однако увеличивало время для произведения первого выстрела, после установки нового магазина. Для облегчения процесса транспортировки ПТР Lahti L-39 перемещалось без вставленного магазина, разумеется, речь идет о транспортировке в транспорте, а не при перемещении оружия на поле боя. Для того чтобы защитить затворную группу от попадания посторонних предметов, вырез под магазин в ствольной коробке прикрывался подпружиненной крышкой. Вообще нужно сказать, что защите отдельных более хрупких элементов оружия уделялось особое внимание, например, газовый двигатель был защищен перфорированным деревянным кожухом, что иногда сбивает с толку, так как создает неверное представление о габаритах оружия, но эта деревянная деталь – это не цевье, а именно защитный кожух.

Характеристики ПТР Lahti L-39

Общая длина оружия составляет целых 2240 миллиметров, длина ствола при этом 1300 миллиметров. Объясняется это немалым размером затворной группы и ее длинным ходом. Вес противотанкового ружья равен 49,5 килограммов без патронов. Эту массу частично компенсирует наличие сошек в виде лыж, благодаря которым оружие даже по грунту намного легче перетаскивать чем нести полцентнера веса, плюс боекомплект. Питается противотанковое ружье из отъемных магазинов вместимостью 5, 10 и 15 патронов 20х138. Практическая скорострельность указывается около 30 выстрелов в минуту. Однако на самом деле этот показатель был ниже, особенно при необходимости переключаться между разными целями или вести огонь по движущемуся объекту. По неподвижному объекту действительно можно было стрелять с достаточно высокой скоростью, так как момент отдачи благодаря длинному ходу затворной группы и ее массе был предельно растянут и не воспринимался стрелком как что-то едва переносимое.

Заключение

Как можно заметить, противотанковое ружье Lahti L-39, именно как противотанковое ружье, можно противопоставить только его одногодкам. Да, действительно, оно оказалось более маневренным несмотря на массу, однако максимум этого положительного момента достигался в зимнее время. Да, действительно, оружие оказалось более точным, чем абсолютное большинство ПТР, что позволяло более эффективно поражать конкретные узлы и места расположения экипажа в бронетехнике. Тем не менее, с увеличением толщины брони, даже высокая точность оружия не позволяла использовать ПТР хоть сколько-нибудь эффективно. Так что для своего времени это было просто хорошее противотанковое ружье, не более.

Совсем другое дело, когда Lahti L-39 рассматривается в контексте применения крупнокалиберной винтовки. В этом случае полностью раскрывается потенциал и точности оружия и применения широкого спектра боеприпасов. К сожалению, на тот момент далеко не многие смогли оценить по достоинству саму идею применения крупнокалиберного оружия с перевесом перед распространенными образцами. Но сама суть не была потеряна и через несколько десятилетий снова была возрождена классом крупнокалиберных винтовок.

 

Противотанковые ружья