Стрелковое оружие России и других стран мира
sitemap
современное оружиесовременное оружие

Трехлинейная винтовка Мосина образца 1891 г.

Винтовка Мосина образца 1891 г. в варианте

Трёхлинейная винтовка образца 1891 г. в варианте "пехотная винтовка", винтовка на фото изготовлена в 1892 году

Винтовка Мосина образца 1891 г. в варианте

Трёхлинейная винтовка образца 1891 г. в варианте "пехотная винтовка" модификации 1910 г. с прицельной планкой конструкции В.П. Коновалова, введение которой было необходимо по причине перехода в 1908 году на остроконечные пули, отличающиеся от старых тупоконечных траекторией полета.

Винтовка Мосина образца 1891 г. в варианте

Трёхлинейная винтовка образца 1891 г. в варианте "драгунская винтовка" и "казачья винтовка" выпуска 1908 г. Казачья винтовка отличается от драгунской винтовки отсутствием штыка.

Винтовка Мосина образца 1891 г. в варианте

Трёхлинейная винтовка образца 1891 г. в варианте "драгунская винтовка" и "казачья винтовка" модификации 1910 г., с планкой В.П. Коновалова

7,62-мм (3-линейная) винтовка образца 1891 года (винтовка Мосина, трёхлинейка) — магазинная винтовка, принятая на вооружение Российской Императорской армии в 1891 году. Активно использовалась в период с 1891 до конца Второй Мировой войны, в этот период многократно модернизировалась. Название трёхлинейка происходит от калибра ствола винтовки, который равен трём русским линиям (старая мера длины, равная одной десятой дюйма, или 2,54 мм — соответственно, три линии равны 7,62 мм). На западе известна почти только как винтовка Мосина-Нагана. На основе винтовки обр. 1891 года и её модификаций был создан целый ряд образцов спортивного и охотничьего оружия, как нарезного, так и гладкоствольного.

В 1889 году Сергей Иванович Мосин предложил на конкурс трёхлинейную (7,62 мм) винтовку, выработанную на основе его же более ранней однозарядной, от которой была позаимствована практически без изменений затворная группа и ствольная коробка; некоторые идеи относительно конструкции магазина при этом были позаимствованы у испытывавшейся в том же году новейшей австро-венгерской винтовки системы Манлихера с пачечным заряжанием рядного серединного магазина, который был признан полностью соответствующим всем выставлявшимся требованиям.

Позднее, в самом конце того же года, бельгиец Леон Наган также предложил на конкурс свою систему (в том же 1889 году уже проигравшую в конкурсе на вооружение бельгийской армии винтовке Маузера). Винтовок Нагана было три экземпляра, все магазинные, калибром около 8 мм, хотя Наган взялся изготовить винтовку и калибром 7,62 мм. Система Нагана была признана в целом доброкачественной, но требующей доработки. Особенный интерес Комиссии вызвал магазин удачной конструкции с заряжанием из обойм, напоминавший магазин только что принятой в Бельгии винтовки системы Маузера.

В результате их испытания, а также сравнительных испытаний с австрийской винтовкой Манлихера, стало возможно окончательно определиться с требованиями к новой винтовке, современным языком — составить на неё техническое задание. Было решено принять калибр 7,62 мм (три русские линии), ствол и прицел по образцу Лебеля (но с изменением направления хода нарезки с принятого во Франции левого на правый), продольно-скользящий поворотный затвор, запирающийся отдельной боевой личиной (так как замены личинки в случае поломки обходится дешевле замены всего затвора), магазин серединный, постоянный, с заряжанием из рамочной обоймы пятью патронами. Комиссия была вследствие этого в 1889 году переименована в Комиссию для выработки образца малокалиберного ружья.

Так как ни винтовка Мосина, ни винтовки Нагана требованиям этим в полной мере не соответствовали, конструкторам было предложено на их основе разработать новые системы, которые, таким образом, были изначально обречены быть в значительной мере схожи конструктивно, будучи созданы на основе одних и тех же разработанных Комиссией ствола и патрона, в комплексе определяющих все баллистические свойства оружия, и в силу выставленных ей требований используя одинаковые по типу затвор и магазин, а различия имея лишь в конкретном конструктивном оформлении этих элементов. По сути, перед Мосиным и Наганом была поставлена задача создания своих вариантов затворных групп и магазинов для уже имевшегося ствола.

Одновременно в 1890 году были рассмотрены ещё 23 системы, не показавшие, однако, преимущества перед уже отобранными для дальнейшего сравнения Нагана и Мосина.

После доставки из Бельгии опытной партии доработанных 3-линейных винтовок Нагана осенью 1890 года начались широкомасштабные сравнительные испытания обеих систем.

По результатам начальных испытаний винтовка Нагана показала некоторое преимущество, и на первом этапе конкурса Комиссия проголосовала за неё 14 голосами против 10. Впрочем, это голосование не было определяющим, так как первый этап конкурса носил по сути ознакомительный характер. К тому же, многие члены комиссии посчитали, что испытания показали равноценность представленных образцов — данная конструкции Мосина предварительная оценка по их мнению была связана главным образом с более низким качеством отделки по сравнению с демонстрационными образцами Нагана, при этом винтовка Мосина в целом была проще и конструктивно надёжнее. Разница в качестве отделки же была вполне естественна, с учётом того, что винтовки Мосина на тот момент представляли собой изготовленные в полукустарных условиях рядовые опытные образцы оружия, находящегося на самой ранней стадии доводки — в то время, как представленные для сравнения с ними винтовки Нагана, исполненные «с изумительной точностью» и очень хорошо отделанные, представляли собой дальнейшее развитие конструкции, в своё время уже представленной на конкурс в Бельгии и готовой к массовому производству ещё в 1889 году.

Более того, писалось, что: "Принимая во внимание, …что представленные капитаном Мосиным на опыты ружья и обоймы изготовлены были при условиях крайне неблагоприятных и вследствие того очень неточно, ружья же и обоймы Нагана, напротив того, оказались изготовленными изумительно точно, генерал-лейтенант Чебышев не нашёл возможным согласиться с заключением, что обе испытанные системы одинаково хороши. По его мнению, ввиду изложенных обстоятельств, система капитана Мосина имела громадное преимущество".

Более детально ознакомившись с обеими системами и результатами войсковых испытаний (испытывались 300 винтовок Мосина и 300 винтовок Нагана), члены Комиссии пересмотрели своё мнение. На испытательных стрельбах винтовки Мосина дали 217 задержек при подаче патронов из магазина, а Нагана — 557, почти втрое больше. Учитывая тот факт, что конкурс по сути сводился именно к поиску оптимальной конструкции магазина, одно это вполне однозначно говорило о преимуществе системы Мосина с точки зрения надёжности, несмотря ни на какие «неблагоприятные условия». Кроме того, Комиссия пришла к выводу, что: "…пачечные ружья иностранца Нагана сравнительно с такими же кап. Мосина представляют собой механизм более сложный для выделки… и сама стоимость каждого экземпляра ружья несомненно увеличится".

Причём речь шла о более чем существенных затратах: даже по самым скромным подсчётам, производство системы Нагана дало бы дополнительные издержки в размере от 2 до 4 млн золотых рублей на первый миллион выпущенных винтовок, то есть по 2-4 рубля на каждую, при том, что общая сумма, требуемая на перевооружение одного русского солдата, в среднем составляла около 12 рублей. Кроме того, требовались дополнительно 3-4 месяца на освоение конструкции промышленностью, в условиях уже наметившегося отставания России от развитых европейских стран в перевооружении новым стрелковым оружием, при том, что винтовка Мосина уже готовилась к производству и была специально рассчитана на высокую степень технологической преемственности с уже выпускавшейся винтовкой Бердана.

Так что в 1891 году, по завершению войсковых испытаний, Комиссия выработала компромиссное решение: принята была винтовка, разработанная на основе конструкции Мосина, но с существенными изменениями и дополнениями, как позаимствованными из конструкции Нагана, так и выполненными с учётом предложений самих членов Комиссии.

Из опытной винтовки Мосина напрямую в ней были использованы планка запирающего механизма, устройство предохранительного взвода, затвор, отсечка-отражатель, защёлка магазинной крышки, способ соединения подавателя с крышкой, дающий возможность отсоединять крышку с подавателем от магазина, шарнирная антабка; из системы Нагана — идея помещения подающего механизма на дверце магазина и открывание её вниз, способ наполнения магазина спусканием из обоймы патронов пальцем, — следовательно, пазы для обоймы в ствольной коробке и, собственно, сама патронная обойма. Остальные части были выработаны членами Комиссии, при участии Мосина.

Изменения, заимствованные из винтовки Нагана (форма обоймы для заряжания, крепление подающей пружины к крышке магазина, форма отсечки-отражателя) несколько повысили удобство обращения с винтовкой, но даже в случае их удаления не лишали её функциональности. Например, если вообще отказаться от обойменного заряжания, магазин можно снаряжать по одному патрону. Если отсоединить подающую пружину от магазинной крышки, патроны будут по-прежнему подаваться, хотя повышается риск потерять пружину при чистке.

Вероятно, наиболее полно отражающим авторство конструкции этой винтовки было бы название «Комиссионная винтовка образца 1891 года», по аналогии с немецкой «Комиссионной винтовкой» (Kommissionsgewehr) образца 1888 года, также выработанной в своё время комиссией на основе систем Маннлихера и Маузера.

Авторство новой винтовки абсолютно чётко сформулировал тогдашний военный министр П.С. Ванновский в своей резолюции по поводу принятия образца на вооружение: "В изготовляемом новом образце имеются части, предложенные полковником Роговцевым, комиссией генерал-лейтенанта Чагина, капитаном Мосиным и оружейником Наганом, так что целесообразно дать выработанному образцу наименование: русская 3-лин. винтовка образца 1891 года".

16 апреля 1891 года император Александр III утвердил образец, вычеркнув слово «русская», поэтому на вооружение винтовка была принята под наименованием «трёхлинейная винтовка образца 1891 года».

За Мосиным оставили права на разработанные им отдельные части винтовки и присудили ему Большую Михайловскую премию (за выдающиеся разработки по артиллерийско-стрелковой части).

Это не было первым случаем, когда образец, созданный на основе определённой системы с обширными добавлениями, принимался на вооружение русской армии под обезличенным индексом, без упоминания имени автора исходной системы; например, винтовка, выработанная на основе системы Карле (в оригинальной русской документации — Карля), в 1867 году была принята как «скорострельная игольчатая винтовка образца 1867 года».

Впоследствии, однако, стали раздаваться голоса о том, что такое наименование нарушало устоявшуюся традицию именования образцов стрелкового оружия русской армии, так как фамилия конструктора была вычеркнута из названия принятого на вооружение образца. В итоге, в 1924 году в названии винтовки появилась фамилия Мосина.

При этом, и в Наставлении 1938 и его репринте 1941 года, в брошюре для ОСОАВИАХИМа 1941 года «Винтовка и её применение», и в Наставлении 1954 года винтовка (в варианте после модернизации 1930 года) названа просто — «обр. 1891/30 гг.», без упоминания каких-либо фамилий, — при том, что обозначения иных образцов (самозарядные винтовка и карабин Ф.В. Токарева, пистолет-пулемёты Г.С. Шпагина и А.И. Судаева и др.) в аналогичной литературе практически всегда снабжались примечаниями вида «конструкции такого-то» или «системы такого-то». Таким образом, вероятно, что и в этот период официально по отношению к винтовке продолжали использовать «обезличенное» наименование по годам её принятия на вооружение. В наставлении от 1938 года авторство винтовки также указано напрямую: "7,62-мм. винтовка обр. 1891 г., принятая на вооружение русской армии в 1891 г., была сконструирована капитаном Мосиным совместно с другими членами образованной для этого комиссии".

То есть, точно так же указывает на «комиссионное» происхождение конструкции винтовки, хотя и не упоминая напрямую об отдельных заимствованиях из системы Нагана. За рубежом рядом с именем Мосина часто ставится имя Нагана, так же как и в названиях пистолетов «Токарев-Кольт» и «Макаров-Вальтер».

Производство и эксплуатация трехлинейки

Производство винтовки началось в 1892 году на Тульском, Ижевском и Сестрорецком оружейных заводах. Из-за ограниченных производственных мощностей этих заводов, заказ на 500 тысяч винтовок был размещён на французском оружейном заводе в городе Шательро (Manufacture Nationale d'Armes de Châtelleraut).

Первое боевое испытание винтовка Мосина прошла в 1893 году в столкновении российского отряда на Памире с афганцами, по другой информации — в ходе подавления восстания ихэтуаней («боксёров») в Китае в 1900—1901 годах.

Уже в первые годы после принятия винтовки на вооружение, в ходе производства и эксплуатации оружия в исходную конструкцию начали вносить изменения. Так, в 1893 году ввели деревянную ствольную накладку для защиты рук стрелка от ожога, в 1896 году — новый шомпол, более длинный и с головкой увеличенного диаметра, не проходящей ствол, что упростило чистку оружия. Ликвидировали насечку на боках крышки магазинной коробки, которая при ношении оружия протирала обмундирование. Эти усовершенствования вносили и в конструкцию ранее выпущенных винтовок.

21 марта 1897 года была выпущена 500-тысячная винтовка. В конце 1897 года первая очередь перевооружения русской армии винтовкой обр. 1891 г. была завершена и в 1898 году началась вторая очередь перевооружения.

К началу русско-японской войны в армию было поставлено примерно 3 800 000 винтовок.

После принятия на вооружение в 1908 году патрона с остроконечной («наступательной») пулей в 1910 году на вооружение был принят новый вариант винтовки с прицелом системы Коновалова, соответствующим баллистике нового патрона.

К моменту вступления России в Первую мировую войну на вооружении русской армии имелось 4 519 700 винтовок, в производстве находились четыре варианта винтовки — драгунская, пехотная, казачья и карабин. В течение войны военная промышленность России изготовила 3 286 232 трёхлинейных винтовок, отремонтировала и исправила 289 431.

Из-за катастрофического недостатка оружия и проблем внутренней промышленности, российское правительство начало закупать за границей винтовки нескольких иностранных систем, а также заказало в США у компаний Remington и Westinghouse 1,5 миллиона винтовок обр. 1891/10 гг. Часть из них никогда не была поставлена России — после Революции их конфисковало правительство США. Сегодня винтовки Мосина американского производства — одни из самых редких и представляющих наибольшую коллекционную ценность, наряду с винтовками, произведёнными во Франции в городе Шательро. Из-за всё той же нехватки оружия приходилось даже вооружать стрелков импортным оружием под нештатный патрон — так, по воспоминаниям оружейника Федорова, весь русский Северный фронт с 1916 года был вооружён 6,5-мм винтовками Арисака, дополненными незначительным количеством использовавших тот же самый патрон «автоматов» (автоматических винтовок) системы самого Федорова, имевшихся у отборных стрелков в составе роты.

Большое количество винтовок было захвачено немецкими и австро-венгерскими войсками.

В ходе военных действий были выявлены существенные недостатки винтовки в её тогдашнем виде, в первую очередь связанные с неудачной конструкций обоймы, снижавшей скорострельность в боевых условиях, и оформлением отдельных элементов фурнитуры, вроде крепления штыка с хомутиком, устройства шомпольного упора или конструкции ложевых колец, которые при прямом сравнении с германскими и австрийскими образцами оставляли весьма неблагоприятное впечатление.

Наибольшее число проблем, однако, доставили отставание отечественной промышленности и крайняя спешка при изготовлении винтовок в предвоенный период, из-за чего каждая из них требовала тщательной подгонки частей и отладки для обеспечения надёжного функционирования, что усугублялось недавним переходом на остроконечные патроны, более требовательные к работе подающего механизма, а также неизбежным в условиях окопной войны сильным загрязнением как винтовок, так и патронов.

Взятые из запаса и переданные на фронт без доработки винтовки давали множество задержек при перезаряжании, некоторые из них не могли отстрелять и одного полного магазина без нарушения подачи. Были вскрыты также многочисленные организационные недостатки, в первую очередь — отвратительная подготовка рядовых стрелков и плохое снабжение, в частности, отсутствие качественной упаковки отправляемых на фронт патронов.

Во время гражданской войны в России производились два типа винтовок — драгунская и, в значительно меньших количествах, пехотная. После окончания войны, с 1922 года, производились только драгунская винтовка и карабин обр. 1907 года.

В первые годы Советской власти развернулась широкая дискуссия по поводу целесообразности модернизации или замены имеющегося образца винтовки более совершенным. В её ходе был сделан вывод о том, что винтовка обр. 1891 года, хотя и уступая новым зарубежным аналогам, при условии ряда улучшений всё же вполне удовлетворяет имеющимся требованиям к данному виду оружия. Также было отмечено, что введение нового образца магазинной винтовки было бы по сути бессмысленно, так как сама по себе магазинная винтовка является стремительно устаревающим видом оружия, и затраты на разработку его принципиально нового образца были бы пустой тратой средств.

Кроме того, отмечалось, что смена образца винтовки необходимо должна сопровождаться и сменой штатного винтовочного патрона на новый, лишённый недостатков существующего трёхлинейного, в частности, имеющий меньший калибр при большей поперечной нагрузке пули и гильзу без закраины — разработка полностью нового образца винтовки под устаревший патрон также расценивалась как не имеющая смысла. При этом состояние экономики, всё ещё выходившей из послереволюционной разрухи, отнюдь не давало поводов для оптимизма в отношении возможности такого масштабного перевооружения — как и предлагаемого Фёдоровым полного перевооружения Красной армии автоматической (самозарядной) винтовкой.

Введение же самозарядной винтовки в дополнение к существующей магазинной сам Фёдоров считал бесполезным, так как получаемый при этом выигрыш в огневой мощи пехотного отделения был ничтожным — вместо этого он рекомендовал при сохранении магазинной винтовки текущего образца дополнить её большим количеством лёгких ручных (в его терминологии — «маневренных») пулемётов вновь выработанного удачного образца.

По итогам дискуссии в 1924 году был образован комитет по модернизации винтовки обр. 1891 года.

В результате модификации драгунского варианта винтовки, как более короткого и удобного, появилась единая модель — винтовка образца 1891/1930 гг. (Индекс ГАУ — 56-В-222). Хотя она и содержала в себе целый ряд улучшений относительно исходного образца, по сравнению с аналогами, имевшимися на вооружении армий государств-вероятных противников СССР, она всё же выглядела не самым лучшим образом. Однако магазинная винтовка к тому времени уже не была единственным видом стрелкового оружия пехоты, поэтому в те годы ставка была сделана в первую очередь на создание более современных и совершенных его видов — пистолетов-пулемётов, пулемётов, самозарядных и автоматических винтовок.

В 1920-е — 1930-е годы в СССР винтовки Мосина использовались в системе всевобуча и ОСОАВИАХИМ для обучения стрельбе, широкое распространение получило движение «ворошиловских стрелков».

В 1928 году в СССР был начат серийный выпуск первых образцов оптических прицелов, специально разработанных для установки на винтовку обр. 1891 года.

В 1932 году также началось серийное производство снайперской винтовки обр. 1891/30 гг. (Индекс ГАУ — 56-В-222А), отличавшейся улучшенным качеством обработки канала ствола, наличием оптического прицела ПЕ, ПБ или (впоследствии) ПУ и отогнутой вниз рукоятью затвора. Всего было выпущено 108 345 шт. снайперских винтовок. В настоящее время снайперские винтовки Мосина представляют коллекционную ценность (особенно «именные» винтовки, которыми награждали лучших советских снайперов).

В 1938 году был также принят модернизированный аналогично основному образцу карабин обр. 1938 года, представлявший собой модификацию карабина образца 1907 года. Он стал длиннее своего предшественника на 5 мм и был рассчитан на ведение прицельной стрельбы на дальность до 1000 м. Карабин предназначался для различных родов войск, в частности артиллерии, сапёрных войск, кавалерии, подразделений связи и служащих материально-технического обеспечения, например водителей транспорта, которым было необходимо лёгкое и простое в обращении оружие большей частью для самообороны.

Последним вариантов винтовки стал карабин обр. 1944 года, отличавшийся наличием несъёмного игольчатого штыка и упрощённой технологией изготовления. Одновременно с его введением сама винтовка образца 1891/1930 гг. с производства была снята. Укорочение пехотного оружия явилось настоятельным требованием, выдвинутым опытом Великой Отечественной войны. Карабин позволил повысить манёвренность пехоты и других родов войск, так как с ним стало удобнее вести бой в различных земляных укреплениях, зданиях, густых зарослях и т. п., причём боевые качества его как в огневом, так и в штыковом бою по сравнению с винтовкой практически не снизились.

После принятия на вооружение в 1938 году достаточно удачной самозарядной винтовки Токарева (СВТ), предполагалось, что в начале 1940-х годов она практически полностью вытеснит в РККА винтовку Мосина и станет основным оружием советской пехоты, вслед за армией США, принявшей в 1936 году на вооружение самозарядную винтовку Гаранда. По довоенным планам в 1941 году предполагалось выпустить 1,8 млн. СВТ, в 1942 — 2 млн. Фактически к началу войны было изготовлено свыше 1 млн. СВТ, и многие части и соединения первой линии, в основном в западных военных округах, получили штатное количество самозарядных винтовок.

Однако планы полного перевооружения Красной Армии автоматическим оружием не были выполнены в связи с началом советско-германской войны — с 1941 года производство СВТ как более сложной в сравнении с магазинной винтовкой и пистолетом-пулемётом было сокращено в разы, и одним из основных видов оружия советской армии оставалась модернизированная винтовка обр. 1891 года, хотя и дополненная весьма существенными количествами (более половины от общего количества стрелкового оружия на конец войны) самозарядных винтовок и пистолетов-пулемётов.

В 1931 году было произведено 154 000, в 1938 году — 1 124 664, в 1940 году — 1 375 822.

В 1943 году на оккупированной территории Белоруссии инженер-железнодорожник Т.Е. Шавгулидзе разработал конструкцию 45-мм ружейного гранатомёта, в общей сложности, в 1943-1944 годах в мастерских Минского партизанского соединения советскими партизанами были изготовлены 120 винтовочных гранатомётов системы Шавгулидзе, которые устанавливались на винтовки системы Мосина.

Производство основной винтовки обр. 1891/30 гг. было прекращено в начале 1945 года. Карабин обр. 1944 года выпускался вплоть до начала производства автомата Калашникова. Винтовки и карабины постепенно снимали с вооружения армии, заменяя карабином СКС и автоматом Калашникова (хотя некоторое количество карабинов обр. 1944 года продолжали использовать в системе военизированной охраны).

В 1959 году Ижевский завод укоротил стволы и ложи сохранившихся винтовок обр. 1891/30 гг. до размеров карабина обр. 1938 года. «Новые» карабины были выпущены в большом количестве и поступили на вооружение вневедомственной охраны и других гражданских организаций. На Западе они получили обозначение 1891/59.

Винтовки и карабины Мосина продолжали использовать в армиях Восточной Европы и по всему миру ещё несколько десятилетий. В качестве оружия пехоты и бойцов иррегулярных вооружённых формирований винтовки Мосина использовались во многих войнах — от Кореи и Вьетнама до Афганистана и конфликтов на постсоветском пространстве.

Конструкция

Ствол и ствольная коробка

Ствол винтовки — нарезной (4 нареза, вьющихся слева-вверх-направо). У ранних образцов форма нареза трапецеидальная. Позже, когда убедились, что наволакивания металла пули на ствол не происходит, — простейшая прямоугольная. Калибр ствола, измеряемый как расстояние между противоположными полями нарезов, номинально равен 7,62 мм, или 3 русским линиям (реально, как показывают измерения, проведённые на большом количестве винтовок различных годов выпуска и различной степени сохранности, — 7,62…7,66 мм). Калибр по нарезам равен 7,94…7,96 мм.

В задней части ствола расположен патронник с гладкими стенками, предназначенный для помещения патрона при выстреле. С нарезной частью ствола он соединяется при помощи пульного входа. Над патронником расположено заводское клеймо, позволяющее идентифицировать производителя и год выпуска винтовки.

Сзади на пенёк ствола, имеющий резьбу, наглухо навинчена ствольная коробка, которая служит для помещения затвора. К ней, в свою очередь, прикреплены магазинная коробка с подающим механизмом, отсечка-отражатель и спусковой механизм.

Магазинная коробка и отсечка-отражатель

Магазинная коробка (магазин) служит для помещения 4 патронов и подающего механизма. Имеет щёки, угольник, спусковую скобу и крышку, на которой смонтирован подающий механизм.

Патроны в магазине расположены в один ряд, в таком положении, чтобы их закраины не мешали подаче, с чем связана необычная по современным меркам форма магазина.

Отсечка-отражатель управляется движением затвора и служит для отделения патронов, подаваемых из магазинной коробки в ствольную, предотвращая возможные задержки при подаче, вызываемые зацеплением закраин патронов друг за друга, а также играет роль отражателя стрелянных гильз. До модернизации 1930 года она представляла собой единую деталь, после — состояла из лопасти с отражательным выступом и пружинной части.

Отсечка-отражатель считается одной из ключевых деталей конструкции винтовки, введённых Мосиным, обеспечивающей надёжность и безотказность работы оружия в любых условиях. Вместе с тем, само её наличие было вызвано использованием устаревших патронов с закраиной, не очень удобных для подачи из магазина.

Впрочем, даже и магазины системы Ли, принятые к английским винтовкам Ли-Метфорд и Ли-Энфилд, также использовавшим патрон с закраиной, не имели отсечки-отражателя, вместо которой магазин имел пружинные губки сверху и ромбовидную форму в профиль, благодаря которой патроны располагались в нём так, что закраина верхнего патрона вставала перед закраиной следующего за ним, и зацепление их было исключено (ёлочка). Именно эта схема в дальнейшем стала общепринятой для магазинов под рантовые (имеющие закраину) патроны.

Спусковой механизм

Спусковой механизм состоит из спускового крючка, спусковой пружины, служащей также шепталом, винта и шпильки. Спуск винтовки — длинный, достаточно тугой и без «предупреждения», — то есть, ход спускового крючка не разделён на две стадии с различающимся усилием.

Затвор

Затвор винтовки служит для досылания патрона в патронник, запирания канала ствола в момент выстрела, производства выстрела, извлечения стрелянной гильзы или осечного патрона из патронника.

Состоит из стебля с гребнем и рукоятью, боевой личинки, выбрасывателя, курка, ударника, боевой пружины и соединительной планки. На снайперской винтовке рукоять затвора удлинена и отогнута книзу для повышения удобства перезаряжания оружия и возможности установки оптического прицела.

В затворе размещены ударник и витая цилиндрическая боевая пружина. Сжатие боевой пружины происходит при отпирании затвора поворотом рукояти; при запирании — боевой взвод ударника опирается на шептало. Возможно взведение ударника вручную при закрытом затворе, для этого необходимо оттянуть назад курок (в данном случае курком называется наконечник, навинченный на хвостовик ударника). Для постановки на предохранитель курок нужно оттянуть назад до отказа и повернуть против часовой стрелки.

Ложа и ствольная накладка

Ложа соединяет части оружия, она состоит из цевья, шейки и приклада. Ложа винтовки Мосина цельная, из березовой или ореховой древесины. Шейка ложи прямая, более прочная и пригодная для штыкового боя, хотя и менее удобная при стрельбе, чем полупистолетные шейки лож многих более поздних образцов. С 1894 г. введена отдельная деталь — ствольная накладка, которая прикрывает ствол сверху, предохраняя его от повреждения, а руки стрелка — от ожога. Приклад драгунской модификации несколько у́же, а цевье тоньше, чем пехотной. Ложа и ствольная накладка крепятся к механизмам оружия при помощи двух винтов и двух ложевых колец с колечными пружинами. Ложевые кольца разрезные на основной массе винтовок и глухие на драгунской обр. 1891 года.

Прицельные приспособления

Прицел — ступенчатый на винтовке обр. 1891 года, секторный на винтовке обр. 1891/30 года. Состоит из прицельной планки с хомутиком, прицельной колодки и пружины.

На винтовке обр. 1891 года прицел был проградуирован в сотнях шагов. На прицельной планке имелось два целика: один использовался при стрельбе на 400, 600, 800, 1 000 и 1 200 шагов, а второй, для использования которого необходимо было поднять прицельную планку в вертикальное положение, — на дистанции от 1 300 до 3 200 шагов. Также существовало два варианта рамочного прицела: изначальный вариант, использовавшийся до 1910 года и рассчитанный на тяжёлую пулю, и модернизированный, с планкой системы Коновалова, рассчитанной на лёгкую остроконечную «наступательную» пулю патрона обр. 1908 года. На винтовке обр. 1891/30 годов прицел размечен до дистанции в 2 000 метров; единственный целик может быть установлен в любое положение от 50 до 2 000 м с шагом 50 м.

Мушка расположена на стволе близ дульного среза. У обр. 1891/30 годов получила кольцевой намушник.

В 1932 году началось серийное производство снайперской винтовки обр. 1891/31 годов (Индекс ГАУ — 56-В-222А), отличавшейся улучшенным качеством обработки канала ствола, наличием оптического прицела ПЕ, ПБ или ПУ и отогнутой вниз рукоятью затвора.

Штык

Служит для поражения противника в рукопашном бою. Имеет четырёхгранное лезвие с долами, трубку со ступенчатой прорезью и пружинной защёлкой, крепящую штык к стволу, и соединяющую их шейку.

Винтовка приводилась к нормальному бою со штыком, то есть, при стрельбе он должен был быть примкнут, — иначе точка попаданий существенно смещалась и на сравнительно большой дистанции попасть из оружия во что-либо без нового приведения к нормальному бою становилось почти невозможно. При стрельбе со штыком на дистанции 100 м средняя точка попадания (СТП) отклоняется на приведённой к нормальному бою без него винтовке влево на 6-8 см и вниз на 8-10 см, что компенсируется новым приведением к нормальному бою.

Вообще, штык должен был находиться на винтовке по сути постоянно, в том числе при хранении и на марше, за исключением передвижения железнодорожным или автомобильным транспортом, в свете чего было весьма практичным то, что его грани не были остро отточены, как у ножевидных штыков, так как при установленном способе ношения это могло бы создавать существенные неудобства при пользовании оружием и вызывать травмы при обращении с ним.

Наставление предписывало снимать штык, помимо выше отмеченных случаев, лишь при разборке винтовки для чистки, причём предполагалось, что от постоянного нахождения на оружии он может сниматься туго.

Заточенный кончик штыка использовался в качестве отвёртки при полной разборке.

До 1930 года пружинной защёлки не было, вместо чего штык крепился на стволе при помощи штыкового хомутика, форма лезвия также несколько отличалась. Практика показала, что со временем такое соединение склонно к разбалтыванию. В 1930 году способ крепления изменили, однако винтовки по-прежнему пристреливали со штыками. Часть модернизированных винтовок также имела штык с намушником (ранний вариант), позднее намушник стали делать на самой винтовке.

Карабин обр. 1944 года имел неотъёмный перекидной штык собственного образца конструкции Сёмина. Пристрелка карабинов производится со штыком в боевом положении.

Любопытный факт, — на снайперском варианте винтовки Мосина также имелся штык, и посажен он был исключительно туго. В данном случае он служил дульным утяжелителем, значительно снижавшим вибрацию ствола при выстреле, что положительно сказывалось на кучности боя. Малейшее разбалтывание крепления, что не было редкостью на обычных винтовках в пехоте, напротив, сказывалось на бое винтовки негативно.

Принадлежность к винтовке

На каждую винтовку полагалась принадлежность, состоявшая из протирки, отвёртки, дульной накладки для чистки ствола, шомпольной муфты, шпильки, щетинного ёршика, маслёнки с двумя отделениями — для раствора чистки стволов и масла, а также ружейный ремень.

Кучность боя и эффективность огня

Винтовки обр. 1891 и 1891/30 года являлись высокоточным оружием, позволяющим уверенно поражать одиночную цель на дистанции до 400 м, снайпером с использованием оптики — до 800 м; групповую — на дистанции до 800 м.

В 1946 году старший сержант Немцев разработал метод скоростной стрельбы из винтовки. На полигоне Рязанского пехотного училища он сумел произвести из винтовки 53 прицельных выстрела в минуту с дистанции 100 метров по грудной мишени, поразив её 52 пулями. В дальнейшем метод скоростной стрельбы Немцева получил распространение в войсках.

Снайперские винтовки Мосина довоенного производства отличались изумительным, по меркам своего времени, качеством боя, во многом благодаря стволу с чоком (сужением канала от казны к дульному срезу), с разницей в диаметрах у казенной и дульной частей в 2-3 %. При выстреле из такого ствола пуля дополнительно обжимается, что не позволяет ей «гулять» по каналу ствола.

Достоинства трехлинейки

  • Хорошая баллистика и высокая мощность патрона (на уровне .30-06), при том, что многие аналоги на тот момент всё ещё использовали дымный порох;
  • Большая живучесть ствола и затвора;
  • Нетребовательность к технологии изготовления и большие допуски;
  • Надёжность, безотказность действия механизмов винтовки в любых условиях;
  • Простая и надёжная конструкция затвора, состоящего всего из 7 деталей; он разбирается и собирается быстро и без каких-либо инструментов;
  • Дешёвая рамочная обойма;
  • Легко вынимаемый для чистки затвор;
  • Отдельная боевая личинка затвора, замена которой при поломке обходится намного дешевле, чем замена всего затвора;
  • Дешевизна замены деревянных частей.

Недостатки

  • Устаревший патрон с закраиной, затрудняющей подачу из магазина и потребовавшей введения по сути лишней в ином случае, достаточно сложной в изготовлении и уязвимой к повреждениям детали — отсечки-отражателя (позднее в ходе модернизации заменённой на две более простые в производстве детали; тем не менее, наиболее совершенные системы магазинов обеспечивали надёжную подачу патронов с закраиной и без отсечки как отдельной детали, например магазин системы Ли к винтовкам Ли-Метфорд и Ли-Энфилд с двухрядным расположением патронов, позволивший увеличить ёмкость магазина винтовки с 5 до 8-10 патронов);
  • Горизонтальное расположение боевых упоров личинки затвора при запирании, увеличивающее рассеивание; винтовки с наилучшим боем уже в то время имели вертикальное расположение боевых упоров при запертом затворе;
  • Длинный и тяжёлый спуск без «предупреждения», мешающий меткой стрельбе;
  • Рамочная непружинная обойма, затрудняющая заряжание; уже существовавшие на тот момент пружинные пластинчатые обоймы, в том числе и обойма Мосина, были совершеннее, хотя и дороже принятой обоймы Нагана;
  • Длинный и крайне устаревший игольчатый штык с коленчатой шейкой, крепящийся на стволе, а не на ложе;
  • Пехотная и драгунская винтовки пристреливались со штыком, то есть, при стрельбе он должен был находиться на винтовке, иначе точка попаданий существенно смещалась, что делало готовое к бою оружие громоздким; штык со временем разбалтывался, вследствие чего меткость стрельбы из винтовки падала; казацкая винтовка пристреливалась без штыка, но всё равно была излишне тяжёлой и в целом неудобной для стрельбы с коня и ношения конником; разбалтывание штыка устранено на обр. 1891/30, но штык по-прежнему должен был находиться на оружии при стрельбе; полностью решена эта проблема была лишь на карабине обр. 1944 года введением неотъёмного перекидного штыка, который при стрельбе также оставался на оружии, но мог складываться, повышая удобство обращения с ним;
  • Короткая, не отогнутая к низу рукоятка затвора, затрудняющая его открывание, особенно когда гильза туго «засела» в патроннике; сильный вынос рукоятки вперёд из-за конструкции затвора и её горизонтальное расположение без изгиба вниз, что вынуждало стрелка отнимать приклад от плеча при перезаряжании, тем снижая скорострельность; (за исключением снайперских модификаций, имевших более длинную рукоятку, отогнутую вниз); передовые образцы тех лет уже имели сильно вынесенную назад рукоять, отогнутую книзу, что позволяло перезаряжать оружие, не отнимая приклада от плеча, тем самым повышая скорострельность, — эталонной в этом отношении можно считать рукоять винтовки Ли-Метфорд;
  • Стоит отметить, что и опытная винтовка Мосина 1885 года, и винтовка Нагана имели вынесенную назад рукоять затвора, расположенную в специальном вырезе, отделённом от окна для выброса стреляных гильз перемычкой, что ещё и усиливало ствольную коробку; однако при испытаниях винтовки 1885 года выяснилось, что при таком расположении рукояти часто происходят задержки при перезаряжании, вызванные тем, что длинные рукава солдатской шинели попадали между стеблем затвора и ствольной коробкой, и от отдельного выреза для рукояти посчитали необходимым отказаться, вернувшись к такой же конфигурации ствольной коробки, как на винтовке Бердана;
  • Прямая шейка приклада, менее удобная при стрельбе, чем полупистолетная на новейших на тот момент образцах винтовок, хотя и более прочная и удобная в штыковом бою;
  • Предохранитель Мосина, — очень простой, но неудобный в использовании и маложивучий из-за скрашивания предохранительного выступа при частом использовании (насколько вообще нужен предохранитель на магазинной винтовке — вопрос спорный);
  • Некоторое отставание от передовых иностранных аналогов в оформлении мелких деталей и фурнитуры, например — устаревшие и быстро расшатывающиеся ложевые кольца, уязвимый к ударам прицел, менее удобные, чем боковые, нижние «пехотные» антабки (с 1910 года заменённые на также не самые удобные щели для прохода ремня, изначально имевшиеся на драгунской винтовке), неудобный упор шомпола и т. д.;
  • Низкое качество деревянных деталей из-за использования дешёвого дерева, особенно на поздних выпусках.

Технические характеристики трехлинейки Мосина 1891 года (пехотная винтовка)

  • Калибр: 7,62×54R
  • Длина оружия: 1306 мм
  • Длина ствола: 800 мм
  • Масса без патронов: 4 кг.
  • Емкость магазина: 5 патронов

ТТХ винтовки Мосина 1891 года (драгунская и казачья винтовки)

  • Калибр: 7,62×54R
  • Длина оружия: 1238 мм
  • Длина ствола: 731 мм
  • Масса без патронов: 4 кг.
  • Емкость магазина: 5 патронов
Магазинные винтовки с поворотным затвором